February 16th, 2015

Блины и не только или русские писатели начала XX века о Масленице

Вот и началась развесёлая Масленичная неделя. Раньше у каждого её дня было собственное название, и каждому соответствовали свои традиции. Сейчас эти обычаи вспоминают больше для интереса, а на первый план выходит кулинарная сторона вопроса. В домах и в столовых пекут блины, и то и дело слышишь споры о том, какие удаются вкуснее – на опаре, на молоке или на воде, тонкие или потолще.
«Теперь потускнели праздники, и люди как будто охладели», – грустит в «Лете Господнем» Иван Сергеевич Шмелёв. Конечно же, говоря о традициях и праздниках, в первую очередь хочется обратиться именно к этому произведению, так подробно и поэтично описывающему годовой круг жизненного уклада русского человека.


1354135

Шмелёв вспоминает ощущение праздника, которое чувствуется даже в природе, почти готовой к весне: «И Бог на небе, за звёздами, с лаской глядел на всех: масленица, гуляйте! В этом широком слове и теперь ещё для меня жива яркая радость, перед грустью… - перед постом?»
Не только блины масленые, все вокруг будто маслится и жмурится от радости и солнца. У работников в мастерской «намасленные головы», «масленые красные руки». И даже снежная дорога «замаслилась на солнце», «оттепели всё чаще, снег маслится».

Всё маслится и плывёт, работников умасливают и кормят, прощают хвативших лишку. «Ветерок сыроватый, мягкий, пахнет печёным хлебом, вкусным дымком берёзовым, блинами. Капает в темноте, — масленица идёт».
Collapse )